Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: проза (список заголовков)
13:01 

Алая леди и ее мужчины

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Сколько уже времени прошло, а история этой женщины остается для меня чем-то особенным.
Текст был написан еще в марте, просто не допилен и не выложен.


Барраярские ночи всегда казались ей бархатными. Глубокими. Бесконечными. Они могли тонуть в долгих ритуалах - лента скользит по волосам вниз, они рассыпаются полотном струящегося шелка. Слишком длинные для гем-леди - и вполне обычные для аут-леди. Анора любит наслаждаться ими, пропускать сквозь пальцы, расчесывать перед огромным зеркалом в кованной раме - барраярская работа, они умеют обрабатывать металл не без своеобразного варварского обаяния.

Она всегда умела любоваться собой. Светлая кожа, абрис лица, ярко-синие глаза - цвета барраярского неба - и черные волосы. Схема, выстроенная множеством генетиков Звездных Ясель, дочь своей матери - или ее копия? Лучше ли копия, чем оригинал? Сама Анора, кажется, не замечала насколько похожа на мать. Она презирала гем-леди и любила гем-лордов. Ее ласкали их взгляды и прикосновения. Они могли с придыханием фантазировать об аут-леди, не зная, что одна из них совсем рядом. Она ненавидела Небесную госпожу и хотела сама стать ею.

Взгляд через плечо. Скомканный алый шелк. Кисть оставляет черный след - слишком яркий на светлой коже. И не видно, что он пишет, можно лишь вслушаться в ощущения - и каждым импульсом тела следуя за кистью прочитать стихотворение. Сколько уже было таких ночей - он не снимает одежды, она легко распускает пояса многослойных платьев, чай и разговоры, стихи и вино. Холодный расчет прекрасен.

Губы к губам - и дышать становится нечем. Как, впрочем, и распускать все многочисленные слои, если они есть, а это не один из коридоров лаборатории - форменная одежда проще. Смазанная помада, следы от ногтей на его спине. Слишком рано наступающий рассвет и смех. Сбившиеся слова, горячие прикосновения, украдкой положенная на плечо рука и другая - притягивающая к себе за талию. Ему нечего стесняться. Огонь.

Один из них выживет - потому что тот, кто будет ожидать, когда мимо проплывет труп врага, за занятием каллиграфией всегда выживает.
Один из них умрет - потому что огонь не умеет останавливаться, он взлетает под самое небо алым всполохом и гаснет, опадает, остается кровью на лезвии и каплями на белой коже. Даже немного жаль.


Аэстетик из сети, а не я резала (я ломаюсь при попытках порезать еще аэстетик про Анору)

@темы: Проза, Игры в которые играют люди

14:37 

Demon and Angel

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Пока я ничего не могу написать про Альконну II, я выложу разное, что было создано после Альконны I. Все в итоге было не так, но...

Версия от Джонатан Черхмант
Все начинается с коронации. Невыносимо одинокая фигура в углу. Молитвенник. Белые одежды. Едва уловимый запах ладана и отчего-то полыни; и, кажется, что-то еще.
...как пахнет чистота?
- Как ваше самочувствие?
- Для вас - в полном порядке.
- По крайней мере, позвольте позаботиться о вас другому.
Все начинается в ту ночь, пусть даже они знакомы тысячи лет; сотни имен и лиц; каждый раз знакомятся заново - и достаточно лишь раз встретиться взглядом, чтобы увидеть по-настоящему.

Астор Малле сбегает из зала, как только завершается церемония. "Мне нужен свежий воздух", говорит он и, чудится, действительно задыхается. Он слишком бледен; под глазами пролегли тени. Его мутит, наверное, впервые в жизни - и виной тому не отравленный афродизиаками пунш.
Он сидит на белых ступенях во дворец целую вечность и смотрит в пустоту. Подарки Мессира следует ценить, но как же хочется разодрать когтями грудь и вытащить все, что заставляет чувствовать. Цена велика? Пусть так!
Уберите, освободите, уничтожьте это, пожалуйста, только не заставляйте продолжать существовать рука об руку со всей этой какофонией! Прошу.
Умоляю.
За спиной слышатся тихие шаги и шорох подола.

- Как ваше самочувствие?
- Для вас... паршиво, говоря откровенно.
- Я... понимаю.

Аэстетик №1



И версия от меня под катом, потому что она нравится мне НАМНОГО меньше.
Текст и аэстетик

@темы: Чужими строчками, Проза, Игры в которые играют люди

16:52 

Точка невозврата by @Seighin&Тайчо

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Авторы: @Seighin, [тайчо]
Бета: Джо и можно еще
Размер: цикл драбблов и мини
Фандом: Чума в Бедрограде
Пейринг: Максим Молевич/Дима Смирнов-Задунайский
Категория: слеш
Жанр: драма, все умерли, road story
Рейтинг: R



Мы продолжаем не вынимать из вены иглу НЕПРАВОСЛАВНОГО ПЕЙРИНГА.
Игла обрела названия и стала Точка невозврата: страничка на фикбуке.
Уже было на этой радиоволне в дневнике:
1) призраки и картинка к ним
2) краткое содержание (кхм), аэстетик и картинка к нему (а так же плейлист ко всему)
Фикбук так же позволяет посмотреть все имеющийся визуализации и послушать плейлист.

Там есть мои тексты, есть тексты Тайчо, есть целый текст на 2,5 тысячи слов из лога игры ("Поезд на Килкенни", собственно).
В столе еще лежит вариант альтернативной концовки (ахахахаха) и, я надеюсь, будет еще пара текстов.
Про Килкенни, про дороги Ирландии, про Коннемару и прочий road trip.


Мы котятные и любимым всякий фидбек :heart:

@темы: фандом плохих книжек, Проза

17:45 

Road story (Максим/Дима)

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Это все последствия ночи на субботу (ох...) и капелька депрессии.
Ничего не было. АУ в кубе. 1/10 возможности, Ирландия, @шипнуто, вас предупредили
#БедроградУходи #БедроградНеУходи

Road story про тлен



После вчерашней доигровки количество БОЛИ и как-шипнуть-то-чего-нет (кажется, кое-что видела только Бровь И СЛАВА ЛЕШЕМУ) я полна не выражу чего, а тут мне принесли рисунок, и я просто легла и больше не могу встать. Дима-Дима, ну почему все такая хуйня?

запись создана: 29.07.2016 в 18:58

@темы: фандом плохих книжек, о______О, Проза

14:38 

Максим/ГЕ

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
В рамках подготовки к игре и просто в рамках самодисциплины по перетаскиванию текста из ниоткуда в дневник создам пост и буду кидать сюда отрывки о сабже. Сабж в заголовке, собственно. Ничего не вычитано, желающие вычитывать - welcome to comments.

Для фикбука или еще чего-нибудь это слишком зарисовки ни о чем. Надо бы, конечно, дописать начало к первому, про ковер и про мороженое, но может позже.
ОБВМ, каноничный слеш (по большей части ER), рейтинг от G до R (указано в кате), фандом плохих книжек (но тут это не очень важно)
Посвящается .JayBird. и Манькофа


Отрывок из неслучившегося текста про сложные отношения с диваном (R)

О готовке (G)

И глубоко ассоциативные не то, чтобы аэстетики.

@темы: фандом плохих книжек, Проза

22:16 

...Чудовище

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Тот же мир, что и игра. Примерно сто пятьдесят лет спустя.

До Гранд-Парада считанные дни, но впервые за много лет граф Сабо не приказал прочистить механизмы - за год они ржавеют и пылятся, надо смазывать и чистить. Сейчас, стоя на том самом балконе, с которого король когда-то говорил речи своему народу - и сейчас говорит, конечно, впрочем, речь граф Сабо тоже не написал. Он не видел в этом смысла.
Вчера в крепость привезли мальчишку - из тех, кто громче всех кричал на площадях. За ним придут, в этом граф Сабо был совершенно точно уверен - вот те самые дети, которых он так неудачливо (или удачливо? он же все еще должен быть удачлив!) упускал. Девчонка, молоденький наследничек и гвардеец. Ну и состав. У них был лучше. У них...
- Мой повелитель, - Никки ступает тиши кошки, даже здесь, в пыльных и давно пустынных покоях королевской семьи. Здесь бывают только они двое и никто больше. Королевская Крепость пустеет в ночи, никто не любит оставаться в металлической громаде сколько нибудь долго. У графа Сабо нет выбора, он привык. - Крепость не спустится?
- Нет. Никому не пиши об этом, - граф поворачивается, механизм в колене выпускает струйку пара.
- Будут беспорядки...
- Будут, но по другой причине, - граф улыбается, смотря на Никки. Его "игрушка", его... просто его, на самом деле, так мало изменился - в отличие от него самого, хотя он прекрасно знает, как именно все еще кажущаяся юной "игрушка" кричит по ночам. Эта боль времени. Боль, которую у себя граф превратил в механизмы - шестеренки крутятся в его животе, клапаны позволяют его ноге сгибаться, глаз - левый, зеленый, смотрит на мир сквозь лупы, проволочная оправа вспахала волосы. Граф Сабо не спускается вниз, потому что назад он уже не поднимется. Изредка выходит на приемы и - неизменно - посещает собрания Совета короля. Он же все еще регент королевства, он же все еще министр.
Нужно приказать смазать кукол. Единственное, что нужно приказать смазать. А Крепость пока не стоит. Пусть помучаются со старыми механизмами.
Граф делает несколько шагов, на пару секунд его скрывает облако пара. Касается пальцами щеки Никки, проводя по светлой кожи с легким теперь уже не исчезающим механическим блеском. Чуть медлит, прежде чем нежно, без капли страсти, поцеловать - его тело все еще реагирует на притяжение "игрушки", но это совсем уже другой уровень реакции чем тот, что был раньше.
У Адриана Барна были дирижабль, секретарь, "игрушка", список врагов, тысячи идей, притягательная красота и удача.
У графа Сабо есть все, что он пожелает. Но, возможно, он пожелал бы никогда не становится графом Сабо. С другой стороны, а кем бы он тогда был?
Едва-едва золотистые прядки в черных волосах. Серые, слепые, глаза. Два револьвера на хрупких бедрах.
Единственное, что все еще связывает графа Сабо и Адриана Барна.

Кто бы нарисовал мне диптих - молодых Адриана и Никки и... это.

@темы: Проза, Убийцы чудовищ

23:56 

У каждого рыцаря...

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Меня самую капельку снова накрыло - причем знаю откуда, но увы-увы по тысячи разных причин - и я на самом деле сходила на тумбу и поискала картинки. Но нет таких картинок, которые попадали мне в моего внутреннего Эртура Дейна, поэтому я возьму и повешу один старый текст.

Мы как-то очень задумчиво закурились в такое АУ, где у Эйриса II Таргариена первенцем оказалась дочь, а не сын, ну и...
Самое то там под конец, уже после всех историй с Харренхоллом, Башней Радости и Старками.
Я попыталась сложить в слова ОБВМ рыцаря, становящегося Кровороном, но у меня не вышло.


И я говорила, что люблю перефразы по тексту?
А писать (и мастерить) по ПЛИО-канону у меня все еще не выходит :alles:
Жестокая королева Рейнис! Арианна, Визерис и близнецы Мартелл-Таргариен! Эртур Дейн и... трижды, этот кирпич трижды.

Автор: @Seighin
Бета: !!! призываю !!!
Размер: драббл
Фандом: Песнь Льда и Пламени
Пейринг: Эртур Дейн/Рейгар Таргариен
Категория: гет
Жанр: драма, романтика
Рейтинг: PG-13
Предупреждение: gender-switch!
Посвящается принцессе .Silence of Space.

читать дальше

@темы: Проза, о______О

22:32 

Ключи...?

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Хочется писать, а идей нет.

Ничего не обещаю, но буду рада ключам-заявкам на тексты.
Лучше, если про Элларэ, Ирландию и все такое (Гайя там...), в меньшей степени - по ДиСи.
А, про Кейтаро еще можно. Хм. Вообще про всякие истории с РИ было бы прямо классно!
Ну, и, да, ПЛИО, ЗВ, ВТМ, Профессор и прочие мои фандомы, конечно.

От lain iwakura: Китнисс Эвердин Робин стреляет в президента Сноу и последствия dark!Future и всего такого
От .Silence of Space.: Гайя
Хочу диптихов по Гайе.
Где будет один и тот же сюжет с разными парами.
Очень хочу утро после _той_ночи_ глазами Леандра.
Очень хочу диалоги о героях между Аэдосом и Клеоном.
Очень хочу больше Иолая.
запись создана: 23.09.2015 в 18:55

@темы: о______О, Проза

01:09 

Поток сознания одного босса Варии

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Автор: @Seighin
Бета: !!! не было !!!
Размер: драббл (534)
Фандом: Katekyo Hitman Reborn!
Пейринг: XS Занзас/Супербия Скуало
Категория: слэш
Жанр: поток сознания
Рейтинг: слабенький R
Предупреждение: ни одну мысль Занзас не додумывает до конца
Все для .Silence of Space.

читать дальше

@темы: Проза, KHR!

00:40 

Я теряю тебя(с)

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Короче, я тут хотела написать текст по 8059... то есть, как, я даже начала, и там романтичный рейтинг и все хорошо, а еще можно задорное АУ на основе игры, и... и...
Но вчера утром .Silence of Space. рассказал мне ТАКОЕ, а сегодня Lynn и плеер заполировали. Последний пункт вынесен в заголовок. Это такая песня просто.

Я знаю, что вы тут есть - люди, которые это прочтут - может, и комментарий оставите? ;)

Автор: @Seighin
Бета: чутка Lynn
Размер: драббл (616)
Фандом: Katekyo Hitman Reborn!
Пейринг: 80/59 Ямамото Такеши/Гокудера Хаято
Категория: слэш
Жанр: ангст
Рейтинг: PG-13 за каплю кровищу и мат
Предупреждение: AU, TYL, смерть персонажа (почти за кадром)
Во всем виноват .Silence of Space.

читать дальше

@темы: о______О, Проза, KHR!

15:42 

Без названия, зато 1869

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Сим я расписываюсь в глубине своего падения.
Плеер, никогда так не делай делай так чаще, потому что когда в Сплине видится Хром...
На 8059 у меня тоже черновик есть, не надейтесь

Автор: @Seighin
Бета: !!! призываю !!!
Размер: драббл (369)
Фандом: Katekyo Hitman Reborn!
Пейринг: 18/69 Хибари Кёя/Рокудо Мукуро
Категория: слэш
Жанр: драма, страдашки
Рейтинг: R
Предупреждение: AU
Посвящается .Silence of Space., as usuall

читать дальше

@темы: о______О, Проза, KHR!

16:36 

Рыцарь на белом байке, гм

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Автор: @Seighin
Бета: !!! призываю !!!
Размер: драббл (582)
Фандом: Песнь Льда и Пламени
Пейринг: Эртур Дейн/Рейгар Таргариен
Категория: (пре)слэш
Жанр: флафф, капелька юста
Рейтинг: G
Предупреждение: модерн!AU
Посвящается принцессе .Silence of Space.

Этот парень был из тех, кто просто любит жить
Любит праздники и громкий смех, пыль дорог и ветра свист
Он был везде и всегда своим
Влюблял в себя целый свет
И гнал свой байк, а не лимузин
Таких друзей больше нет
(с)Ария


У него потертая кожаная куртка чуть шире, чем он сам – забрал у отца, тот носил по юности (панки, 70тые, все дела… кто бы сейчас увидел в уважаемом менеджере субкультурное прошлое?!) – и новенький мотоцикл. На него Эртур смотрит, прикусив губу. Слишком новенький для того, что он хочет. Слишком… впрочем, нет, это ему скорее нравится – падающая звезда на крыле. Что-то в нем почему-то отзывалось на этот символ, и Эртур каждый раз улыбается, видя ее. У него драные джинсы и майка с принтом – модные нынче комиксы, даже не рок-группа. Вероятно, его не должны были принять, а должны были обсмеять, но те суровые парни, с которыми Эртур тогда связался, посмотрели на него с почему-то затаенным уважением. Старшим среди них был «Бык» Хайтауэр – и правда бык, про таких говорят, что в плечах шире, чем в росте, и мотоцикл у него такой же. Ревет как зверь, и весь исписан замковыми стенами и огнями. В этой компании было принято брать белые машины, а потом уже украшать. Эртур не стал исключением. Он уже позже узнал, что компания скорее была бандой, работающий на не всегда чистую на руку компанию. Впрочем, это было не важно. Это была не просто компания.
Он помнил мальчишку из своего детства. Эртур тогда вывалил его в песке детской площадки, им обоим было лет по… десять? Двенадцать? Не важно – за что потом получил по ушам. Нельзя так поступать с сыном генерального директора, но тот сам был не против. Кажется, даже тогда, ребенком, Рейгара Таргариена тяготило его положение – это нельзя, того нельзя, и вот этого тоже нельзя. И он бросался вслед за Эртуром перелезать через забор элитного жилого комплекса и искать приключений по ту сторону. Кажется, с тех пор не изменилось ничего – он и сейчас стоит у забора того же самого комплекса, разве что выросший и с мотоциклом.
- Опаздываешь, принцесса, - Рейгар фыркает в ответ и поправляет упавшую на глаза челку. Хипстота. Впрочем, кто бы говорил, собственные длинные («на байкерский манер») волосы Эртур небрежно собирает в хвост.
- То же мне, рыцарь нашелся. Сам же… - Эртур обрывает его.
- Я знаю. И… чем не рыцарь? – он сначала крепко обнимает друга, а уже потом гордо показывает на байк. – Я тебе… нет, не расскажу, покажу лучше. Поехали? – передает второй шлем.
Знает. Эртур прячет это знание за улыбками, за мягкой заботой о друге, за всем тем, что оставляет внутри. Знает, почему Рейгар нервно поправляет запястья рубашки. Знает, почему он может опоздать, а его мать – мудрая и спокойная женщина – предпочитает глухие платья под горло и отправить младших детей в закрытые элитные школы. И каждый раз задумывается, что ему мешает раздобыть пистолет и маску, и… Отец. Сестры. Брат. Рейгар.
Эти детские шуточки о принцессе и рыцаре. Дурацкие, конечно, как все детские шуточки. Но в них было что-то… что-то такое, почему у Эртура Дейна до сих пор нет девушки, хотя не одна и не две пытались замутить с ним. Неудачно. Что-то такое, что заставляло его накрывать ладонь Рейгара, когда тот вцеплялся в него на слишком резком повороте.
- Послушай… - спрашивает он, когда они останавливаются и оставляют мотоцикл далеко от домов, людей и всех, кто мог бы их знать. – Впрочем…
Эртур чувствует, как бьется его сердце – удар за ударом в грудь – и как падают мгновения – раз и два, раз и два. Ловит взгляд друга и практически брата… и замирает.
У него потертая кожаная куртка чуть шире, чем он сам, новенький белый байк с падающей звездой и растрепавшиеся темные волосы. И он без памяти влюблен.

Да, послезавтра я играю горячую дорнийскую красавицу, но вся эта мини-вселенная - с мотоциклами, принцессой и всем таким - слишком меня захватывает. Эртур отдельно тоже. Он особенный.

@темы: Проза

09:51 

ТиниНано

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]

Мне надо больше писать, мне нужно достать это все из моей головы.
А под дедлайн я пишу лучше, чем когда никаких дамокловых мечей надо мной не висит :)

@темы: о______О, Проза

15:49 

Gaya: Легенда о Богине

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
И еще немножко текстов, в которых никто ничего не поймет.
Небольшое пояснение

…когда богиня увидела как темен мир, и что светильники ее разбились, она вырвала свой сияющий глаз и кинула его в небо. Все вокруг осветилось этим сиянием. Море всколыхнулось, и богиня, не удержавшись на намокших от морских брызг крыльях, упала в море. Вода захлестнула ее, и кровь от ее глазницы все лилась и лилась в море, шлейфом вилась за ней. Вся вода стала алой от крови богини. Никогда уже она не очистилась, и впиталась эта кровавая вода в алые косы богини, пока все ниже и ниже опускалась она. В пучине моря ее нашел бог морской глубины и так полюбил заснувшую под водами богиню, что построил ей огромный дворец и взял в жены. Но богиня оказалась так далеко от небес, что глаз ее потух и потускнел, и было на земле холодно и страшно.
Искал ее бог легкого полета по всей земле. Искал среди скорлупы божественных яиц, что сгорели в пламени гнева богини, и весь он покрылся пеплом и гарью. Ноги свои стер в кровь бог, и крылья его потемнели. Как крылья богини от крови буры, а крылья бога от пепла темны, а крылья иного бога слеплены морской тиной – так и у детей их все крылья разные. Какие им даровали боги.
Бог легкого полета у всех спрашивал где же богиня, ибо сердце его было неспокойно и потеряно. Лишь маленькая рыбка подсказала ему, где нынче спит колдовским сном богиня – чужая жена. За это бог одарил рыбку властью полета. В глубокое море спустился бог, и сражался там за богиню, и на руках своих вынес ее.
Капли его крови из разбитых ног смешались с морским песком, и победа его была от этого неполна. Отныне богиня должна была спускаться в море, и в это время тускнеет ее глаз в небе, и в грусти своей бог легкого полета скрывает его тучами и дождями…

Неера читала, не прикасаясь к строчкам. Это была первая и единственная книга, которую ей разрешили поднять в божественные чертоги. Ее бог - тот самый, отдавший свои крылья ее народу, древний бог легкого полета, и перья в его волосах - любил слушать, как она читает древнюю историю на своем родном языке. Иногда пыталась переводить и на божественное наречие, но для этого Неера еще слишком плохо его знала. Божественное наречие резало ее горло, но ее бог сказал ей - "главное понимай меня". И богиню.
Дома Неера иногда пыталась представить себе сиятельную богиню, самоотверженно отдавшую глаз для всех тех, кого трое богов создали на заре времен и подарили им крылья, но никогда не знала, что она будет такой. Хрупкой, будто дорогая игрушка, прекрасней всех, кого она видела ранее, и... у нее все-таки два глаза. Просто один сияющий, как тот, что горит в небе, а второй - обычный, протез, видимо, отчего бы богам не носить протезов? Разве может красота богини быть нарушена такой мелочью, как вырванный глаз?
И волосы у богини алые как морская вода. Неере иногда хотелось прикоснуться к ним, но кто она, крылатая жрица, чтобы касаться богини?! Та была супругой ее бога, и вдвойне запретна для нее.
Поэтому Неера лишь любовалась ею.

Откуда жрице из птичьего народа далекой планеты знать, что ее сияющая богиня вовсе даже не...
Впрочем, Леандрос Леониад правда любил слушать, как его крылатая рабыня читает на ее родном птичьем языке (хотя местами он напоминал крики чаек, и Леандрос морщился) и улыбался, видя с каким восхищением Неера рассматривала Иолаоса.
Когда-нибудь он расшифрует мифологию планеты АльфаТау320. Впрочем, то, что он знал, было забавно.

@темы: Проза, Gaya

13:02 

О том, как можно бить людей лицом в стол

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Еще один текст, где никто ничего не поймет, кроме того, что Леандрос пришибленный на голову.
Тут есть о нем еще чуть-чуть.


Очень хотелось запустить руку в растрепанные и похожие на перья темные волосы, крепко сжать и с силой ударить это резное, чем-то неуловимо красивое, лицо об мраморную столешницу. Очень. С тех самых пор, как Аристайос вошел в шатер, где содержался важный пленник из Львов. Пленника там, конечно же, уже не было, но за то, каким он оставил свою охрану, при встрече заслужил смерть.
Тело безвольно повисло у столба. Веревка за ночь впилась в кожу, оставляя узкие следы. Упавшие волосы скрывали лицо, но Аристайосу не нужно было его видеть, чтобы знать, кто это. Его младший брат Иолаос явно замерз. Он подтянул под себя ноги, но это отчаянное желание согреться и прикрыться не скрывало ни пятен от отпечатков чужих пальцев на бедрах, ни подсохших следов из смести алого и белого. Украсть чужую девственность до посвящения. Украсть ее силой, и сбежать, раствориться в ночи…
Если бы тогда у Аристайоса была возможность найти Леандроса Леониада – он убил бы его не задумываясь. Хорошая вышла бы смерть для героя – от руки разъяренного старшего брата жертвы насилия. Но тогда возможности не было.
А сейчас нельзя было убить. И Леандрос Леониад сидел перед ним, закинув ногу на ногу, и переводил взгляд с лица на лицо. Глаза у него были вкрадчивые, а усмешка острой - тогда, в плену, Аристайос особо не приглядывался к львиному герою. Сейчас разглядел. Ударить лицом об мраморную столешницу захотелось еще сильнее. Но – нельзя.
- Радуйся, Леандрос Леониад! – удержал голос от ноток раздражения.
- И вам того же, - «лев» поймал его взгляд. Показалось, что воздух между ними рассек выстрел легионского крейсера. Первый легионер, герой, один из ведущих умов среди своих братьев и сестер – и «этот лев», как его между собой называли среди Орлов, если называли. Человек, попавший в плен после тарана новейшего образца техники на простенькой «колеснице», и оставшийся после этого жив. Безумец. – Не сказать, что я ждал «орлов» в своем доме.
- Мы пришли, чтобы пригласить тебя для участия в… - Аристайос усмехнулся, - исследовании, - из рук в руки он передал самый общий из возможных чертежей проекта. Вряд ли Леандрос Леониад сможет там что-нибудь понять, хотя кто его знает… Да и нет там на самом деле ничего. Так, яркая завлекательная картинка, никаких уточнений. Но изучал чертеж «лев» с большим интересом и явной сосредоточенностью. Без усмешки черты его лица смягчились.
- То есть… вы дадите ему залезть в мою голову? – еще один пойманный взгляд. Умно. Он был более низкого мнения о львином герое. Вряд ли кто-то другой понял бы хотя бы это.
- Типа того, - Аристайос пожал плечами. Леандрос широко улыбнулся.
- Занятно. Но разве среди ваших собственных птичек недостаточно умеющих сесть за штурвал и очистить голову?
- Нам нужен пилот. Пилот, который умеет летать, - вкрадчиво добавил Аристайос. Он бы и сам сел в кабину экспериментальной модели, да только положение обязывает руководить процессом, а не иметь высокие шансы разбиться, сойти с ума или разбиться и сойти с ума одновременно. Среди его братьев и сестер, что легионеров, что нет, не так много пилотов, которые умеют отключить автоматику и лететь на навыках и чутье. И, прокляни его Богиня, Леандрос Леониад был именно таким. И собой. Он все-таки ударит его лицом о столешницу.
После того, как получит подпись в контракт. Только после этого.
- Воот как, - протянул «лев», откидываясь на стуле. Он явно что-то взвешивал внутри себя. Или нет. Абсолютно нечитаемое лицо, да что же это такое! – Контракт-то прочитать дадите, или только сразу подпись, клятву о неразглашении и прочие ваши орлиные бла-бла?

Не удержался. Когда спутники ушли, Аристайос резко схватился таки за похожие на перья волосы, заставляя Леандроса Леониада откинуть голову. Это должно быть очень больно. Очень.
- Ты помнишь, лев, как прохлаждался в нашем плену? Помнишь юношу, приставленного к тебе? – поморщился. То ли от боли, то ли от воспоминаний. Первая явная эмоция на его лице, супротив мерзкой усмешки. Но… ничего не ответил. – Вижу – помнишь. Знаешь, что делают среди детей Орла с насильниками? Он мой младший брат, ублюдок! – вместо страха Леандрос Леониад, явно сквозь боль, усмехнулся. Аристайос почти скрипнул зубами, когда впечатал это проклятое лицо в мрамор столешницы. Послышался хруст. Хоть бы он что-нибудь себе сломал, пожалуйста, Отец и Богиня! Главное не висок, конечно, хотя медики вылечат, не голову же отрезали. – Впрочем, контракт, какая жалость, - он резко развернулся и вышел, беря себя в руки. Он был в своем праве, в отличие от Леандроса Леониада.
Аристайос не видел, как Леандрос выпрямился, зажимая рукой идущую носом кровь. Капли падали на светлый мрамор. Кажется, сломал. Не важно.
Он улыбался. Этот орел все равно ничего не понимал.
Младший брат, вот как.

lain iwakura, которая будет пробегать мимо, бета мимими? :beg:

@темы: Проза, Gaya

16:53 

Leadnros: Звезда

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Я сегодня расскажу вам о... Леандре. Он герой. Пилот. Ебанашка. Родом с Гайи.
О Гайе я тоже как-нибудь расскажу. Или мы вместе с .Silence of Space. расскажем.


- Получилось! – Леандрос, кажется, все-таки восклицает слишком громко, и на той стороне могут пойти помехи. И слишком поздно за радостью не замечает, как падает напряжение. Как, на самом деле, уже некоторое время пусто - потому что автоматика отключилась от его сознания. Он не заметил за радостью. Ничего не заметил. Идиот. А истребитель несет к звезде со всей силой инерции и тяготения этой самой звезды. По идее, мощностей корабля должно хватить, чтобы пролететь насквозь. Потреплет обшивку, может быть, даже раскалиться кабина, и он словит перегрев. Если бы… если бы… если бы…
Напряжение падает. Шаг за шагом по делениям стрелки уходит влево. Со стороны еще не должно быть заметно, свет звезды ослепляет хвост от двигателей истребителя, а летит он по-прямой.
- Разворачивайся!
- Я пойду насквозь, гравитация слишком высокая, - голос Иолаоса в наушнике греет. Нет, он не сразу скажет, что двигатель гаснет. Еще пара минут, еще пару раз дернуть перезагрузку… что в этой орлиной автоматике заклинило?! Топливо еще хватает, а вот мощностей уже нет. Слишком рискованный был маневр, слишком резкий для этой машинки.
- Ты… - на той стороне не произносят очевидного. Чихнув и содрогнувшись, двигатель погас. Леандрос знает, что со стороны это заметно.
- Эй, все хорошо, - Иолаос не увидит, конечно, но он широко и тепло улыбается. – Встретимся на той стороне, слышишь? Запомни – на той стороне. Встретимся.
Они говорят еще. Ни слова – об отказавшем двигателе. Ни слова – о том, что сейчас случится. Крейсер прошел бы на одной инерции и малых генераторах. Крейсер, но не истребитель. Сгореть – это так по-геройски. Герой, над которым не проведут ритуала. Когда истребитель прорезает раскаленные газы носом, Леандрос выдирает связь на коротком «Люблю тебя». Обшивка горит, и щиты близки к отключению – у них свои генераторы, но даже те питаются от двигателей. Чем ближе к ядру звезды – тем быстрее раз за разом отключаются приборы.

Я люблю тебя. Встретимся на той стороне.
Прими меня в свои руки, Богиня, и открой двери своего царства, Орел.

Он платит монеткой-жетоном за вход – старый совсем обычай, и его монетка потекла по краям, но все еще сохранила символ Легиона. Вот и все. Ворота закрылись. Впереди только владыка подземного царства.
- Кто ты?
- Леандрос Леониад, прозванный одними Смелым, а другими Безумцем, - он широко улыбается, вглядываясь в лицо Орла. Вот и встретились, небесный отец Иолаоса, вот и встретились. Все власть имущие одинаковы, чем бы они не были.
Когда он, Орлёнок, придет сюда, Леандрос заберет его себе. Даже если все силы подземного царства будут против. Даже если он ничего не будет помнить. Он обещал.
Встретимся.

@темы: Gaya, Проза

11:27 

Я Ева. Я смерть.

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Революция - она похожа на женщину, которая даст тебе
самое большое счастье на свете, но на утро убьёт тебя.
Именно поэтому не будет в мире больше революций, потому что
не осталось у этой женщины женихов.
(с)Би-2 «Революция»


Что нам, мертвым – печали и сожаления? Что нам, мертвым, боль потерь и просто боль? Что нам, мертвым…
Ты когда-нибудь видел, как хлещет кровь из пробитого виска? Толчками, на асфальт. Как взрывается бомба, и твои пальцы пахнут порохом? Ты когда-нибудь видел… смерть? Зелень моей смерти – как зелень моей страны. Я смеялась, танцуя в зеленом шелке на костях моих врагов, и прятала лицо от ветра и их заклинаний. Я мертва, зеленая змея вкусила крови моей, и стала мною. Я всегда прятала змею в своем сердце, помнишь, только старая говорящая рухлядь раскрыла ее. Говорят, у бастардов порченая кровь. Вот моя точно порчена, в ней слишком мало красного золота королей и слишком много черной разбавленной водой сажи. Я клялась королевской кровью и топтала ее в пыли, и клятва моя – такая же пыль. Пусть расхлебывают, пусть страдают. Мне не жалко этих напыщенных ублюдков с той стороны границы.
Аойфе. Иф. Ева. Первая выбравшая. Первая вкусившая. Я Ева, отдавшаяся Змею. Змеи окружают меня, змеи вьются по рукам моим, змеи мои со мной. Я подарила бы тебе высшее из возможных наслаждений, я была бы лучшей из женщин – но наутро я бы вырвала твое сердце, разомкнув ребра как крылья. Мне для этого даже не нужна вся наша магия.
Я Ева. Я смерть.



Недобрый подарочек имени ПД, Аойфе Макграт и смерти не за Ирландию.
Аойфе все-таки ебанутая.

@темы: Северный цвет, Проза, Terrible Beauty, Fatal Fine

09:58 

Север: послесловие

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Когда я говорила все это после игры – я говорила прямо. Очень жаль, что не все слышали.
Сейчас… что ж, будет словами главмудака Ворона. Ворон вообще любит вас всех больше, чем мать. Так получилось(с)


Снег кружится, и оседает на черные перья. Снег-снег-снег. Тишина.
Они всегда ступали по тонкому льду – и вот он треснул под их ногами. На самом деле, сестра моя, белая моя волчица, разве не ты сама сделала это с ними? Впрочем… надо было думать своей головой. Мне вспоминается один глашатай – она сейчас среди моих соколиц смеется с ветром – и ее испуганные огромные глаза под растрепанной серебристой челкой. «Но вы сказали мне!»
Ветер везде. Ветер видит и слышит. Они так боятся Огня, но лишь двоих Огонь поверг вслед за самим собой – он растопил каменный лед и остановил северный ветер. Никто не видит, вижу я, когда он слышит слова твои, сестра моя, как внутри умирает обожженная надежда. Он не понял тебя, и я знаю, что тому виной. Никогда бы не понял.
Ветер знает все. Когда смуглая южная девчонка бежит с каравана под сень лесов, и рабский ошейник навсегда врезается в ее кожу и гноится, никто не знает, к чему это приведет. Когда ее дочь впервые оглашает криком Леса – никто не знает, что она будет любить Небо, синее и лазуриты. Золотая вершина осени, облетающая листва, и имя ей – осень. Капля осени. Lia cris
Люди ненавидят твоих детей, сестра моя. Кривят губы им вслед, боятся, сказывают страшные сказки. Твои дети сильны, но лед провалился. Видишь, они все потеряли – круг разорван, и корабли уходят на запад. Ты отвернула от них свое лицо, а я… я кружу над Звездой, ища того, кому отдать свои крылья. Того, кто будет дерзать и вгрызаться. Но пока его нет.
Пока они будут делить свой истерзанный трон – они будут падать лишь глубже под лед. Пока снаряжаются корабли, пока умерших оставляют на снегу, пока тянется время – видишь, ненависть поднимает оружие, ненависть берет его в руки, ненависть идет к границам. Люди проиграют, конечно, но дорогой ценой – многие падут в той войне. Сколько осталось? Меньше жизни ребенка, пять раз по десятку лет. И новые дети не успеют войти в возраст. Новые дети Севера, но не людей. Та, осенняя, умеет ждать.
Мы выбрали троих, помнишь, сестра моя?
Один поднял свои паруса и повел корабли. Он – пророк, зажигающий сердца за собой. Искра серебра. Lias aer.
Дорога второго пока не определена, но лунной дорожке сколько засиять над волнами моря, а городу на Перекрестке – встать. Первый, кто договорится, кто примет приглашение чародейки. Он – правитель, знающий цену своего народа. Сын верности. Heyt (s)il
А третий… третьему я дам крылья, сестра моя, как бы ты не была зла на своих детей и навсегда оставила их. Третий соберет тех, кто останется, чтобы сражаться, пока все не предстанут пред нами. Третий – воин, сжимающий в ладонях ледяной меч. Рожденный на полторы тысячи лет позже сын Ледяной. Le(yo) erl as

Но я оглядываюсь назад.

@темы: Элларэ, Север, такой Север, Проза, Перекресток, Мастер - зверь неспящий

12:56 

Полет "Северной Чайки"

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Ну, и завершение марафона будет нежное, светлое и про то, как все умерли. Хотя... ладно, окей, оно просто не-рейтинговое.
Будет интересно всем, кто знает о Севере, историю жизни Высокой леди Эрлен, дочери Астэра, и прочим таким людям. Само по себе, в принципе, тоже.

Отчасти спойлер, но вроде никто ничего не поясняет, и даже таймплайн вида "где-то потом".


В гавани Аэргел вода казалась спокойной, пусть и свинцовой, гладью. Не волны, а одна рябь, слегка качающая драккары на приколе. Впрочем, стяги и флюгеры над городскими домами трепал ветер, и небо освещали ослепляющие вспышки молний. Распахнулись врата чертогов Мааронто, вылетела его свита, резвится над землей Севера.
Она созвала всех на «Северную чайку» заранее и сама чуть выждала прежде, чем пройтись по палубе.
- Я хочу, чтобы меня слышал каждый. От первого помощника до последнего смотрителя над гребцами, - она говорила ровным, поставленным еще военными смотрами много лет назад, голосом. – Сегодня смеется Мааронто, и в его смехе рокот грома. Сегодня он веселится со своей свитой, и морские валы пляшут от их шагов. Что ж, ворону вороново, но я поведу корабль в море.
Она попыталась поймать взгляд каждого: Тэлиас, помнящий ее еще сопливой девчонкой, крякнул и скрестил руки на груди. «А не сошли ли вы с ума, капитан?» читалось в его взгляде. Впрочем, и «я с вами» тоже. Лэнниэль приложила ладонь к губам, сдерживая крик. Ее свадебный бой назначен на ближайшее полнолуние. Кэррер, кажется, вспомнил своего подростка-сына, пока ходившего на другом корабле. Все они, вся ее команда, задумалась.
- Я поведу корабль. Я не обещаю, что он вернется в гавань. Нет, я клянусь, он не вернется, - ветер кинул ей на глаза прядь все еще слишком коротких для Высокой леди волос. Она легко ее смахнула. - Хотите вы того или нет. Каждый из вас знает, где трап.
Пауза. Она успела досчитать про себя до десяти. Не дрогнул никто. Если «Чайка» летит на волны, значит, ее команда полетит вместе с ней.
Эрлен усмехнулась и приказала отпустить гребцов – незачем забирать с собой лишние жизни – и самим сесть на весла, чтобы выйти из гавани.

«Чайка» отошла достаточно далеко от гавани – волны кидали ее, но не опрокидывали, и, хотя палуба скользила под ногами, а ветер рвал паруса, корабль шел вперед, к западу. Не было направления безумней и бессмысленней. На западе нет ничего, но к югу Сэйгэл, а к северу граница вечных льдов.
Она обещала себя ветру, а не льдам.
Эрлен смеялась, стоя на носу корабля и принимая ветер в сердце. Давай же, ворон, забирай меня. Вот она я. Вся твоя. Давай же.
Волну, сбившую ее с ног, она заметила лишь краем глаза – и ощутила уже тогда, когда летела за борт и продолжала смеяться.
- Эрли! – она с трудом сфокусировала взгляд. Он совсем перегнулся через борт и протягивал ей руку. Из-за ветра его волосы кружились огненным ореолом вокруг головы. Страх в его глазах. – Эрли, пожалуйста, пожалуйста…
Она с усилием протянула руку в ответ. Совсем чуть-чуть, кажется, она даже коснулась его пальцев прежде, чем с головой погрузиться в ледяную воду. В ушах стоял крик, складывающийся в ее собственное имя. Льдинка. Только трое звали ее так за всю жизнь. И жив из них только Аэрдас.
Вода была мягче перины. Тысячи невидимых рук заключали ее в объятья и тянули за собой вниз, в море, в глубину. Тысячи рук выталкивали воздух из ее легких и заплетали ей волосы, вплетая в них соль и ракушки. Тысячи рук раздевали ее, забирая с собой плоть и кровь, и оставляя ей воду и ветер. Тысячи рук…
- Входи, дева, в мои чертоги, - желтые у него глаза, и птичья улыбка. Кружатся перья. – Имя тебе морской ветер, соль и лед. Займи свое место рядом со мной.

@темы: Проза, Север, такой Север, Элларэ

12:50 

lock Доступ к записи ограничен

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL

The City of Chains

главная