Записи с темой: проза (список заголовков)
10:01 

Зеркала

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Один на один с собою с лица отпущу улыбку
(с)Альвар


Он резко вошел сюда, окунувшись в мягкий полумрак, усиленный блеском отражающих свет зеркал. Волосы падали на лицо, хотелось упасть в темную бесконечность и не просыпаться. Гин не мог понять, что именно настолько снесло его с привычной роли - угрозы этого глупого мальчишки, которого он же сам полвека назад спасал от смерти по желанию Ка~ами-сама, понимание того, что Изу~уру, скорее-всего, видел этот разговор, а, может, и сам был его катализатором. Тот самый Изуру, который сейчас знает больше кого-либо - даже, наверное, слишком много. О том, что было четыре с половиной года назад и о том, что сейчас. Или не знает?
Ее шаги, как всегда, беззвучны. Просто Гин чувствует, что она здесь - вот в том коридоре за его спиной стоит между зеркалами и внимательно смотрит на него его же глазами.
- Уйди.
- Что случилось?
- Я сказал уйди.
В ответ уже не слова - шипение. Она, конечно, не нападет, но не разозлиться не может.
- Я, - Ичимару обернулся, натягивая на лицо улыбку, - сказал, - медленно поднял руки, - уйди, - резкий удар в зеркала по обе стороны от него. Сузившиеся было ее глаза распахнулись, в бирюзе заплескался ужас. Она спиной ушла назад, нечеловечески изогнувшись в змеином прыжке. Снова зашипела.
Гин повернулся к ней спиной, не желая ее видеть. В ее тонких пальцах сверкнула шпилька, но броситься она так и не бросилась, рассыпавшись искрами за его спиной.
Он шел по коридорам, ударяя в каждое где-то второе зеркало, осколки повисали вокруг него и сверкали как хрусталь в неверном свете. По костяшкам текла кровь, но Ичимару будто бы не замечал ее, остающуюся на маленьких кусочках зеркал. Он чувствовал - ее здесь нет, она правда ушла, но не осознавал еще, что же сделал.
Упасть в бесконечность, зависнув среди зеркальных осколков в полумраке пустоты.

Когда бьются зеркала...

 

@темы: Игры в которые играют люди, Проза, Ух ты ж бл...ич

00:16 

Второй тур Толкиен-драббла

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Нет, я определенно люблю толкиенский драббл-фест.

Они приняли все заявки, которые я жаждал!
Вы не поверите - писать, а не читать.

Первый фест, на который я не стремаюсь и хочу писать.
Аррр *_*

@темы: Дом Пламени, Проза, о______О

00:06 

С Драббл-феста

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
22:29 

Про плодотворное общение Ремуса Люпина и Фенрира Грэйбека

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Некоторым я говорил, что на концерте Алькора писал зарисовку про плодотворное общение RJL и Фенрира Грэйбека.
Прупик!


Текст говорит нам о семействе Люпинов (трава!) и у него две почти несовместимых между собой концовки - выбирай любую, как говориться.
Тапки принимаются, что уж тут.

Текст

Концовка логичная

Концовка позитивная

Хочу аватарку про Люпина.
Мимими?

@темы: Маршал Л., Проза, Через призму объектива

01:33 

Королева и Шут

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Дабы пояснить, что за AU мы тут с Вейзе и Мен курим. Вообще, по хорошему, это самое-самое начало той-самой-AU, т.к. там действие идет через 30 лет после этого текста. Минимум. Впрочем, это мы еще может быть и не напишем, а только поиграемся и бросим.

Это случилось вечером после игры. Я сварил Вейзе кофе... и меня унесло. Наша предыдущая AU-игрушка на набережной создала настроение. Итог - моя Королева и этот текст. И, да, роль на воскресную посиделку Ши.

AU, постканон, джен, легкий намек на ГинКира и ГинРан
Возможно, ООС по отношению к канону - у меня своеобразное видение Гина.

Гин и Королева

Хотя, вообще, все просто - я не могу поверить в смерть Гина (такие не умирают так... просто, если умирают вообще), но канонического выхода не вижу. Он нигде не "свой", даже в Генсей, боюсь, не прижился бы, про ОД и Уэко молчу - и так все ясно. Поэтому, ИМХО, пусть в каноне лучше убьют, чем сольют и сломают индивидуальность. А мы тут сами поиграем, а потом вернем Кубо :)

@темы: Проза, Ух ты ж бл...ич

01:50 

Вселенная Перекрестка: сборный пост

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
И это то, что я нашел опубликованным в сети оО""
Доставляет, что самая ранняя вещь датирована концом 2007 года - это зарисовочка про Лиссу и Алэндила.

Earna Lisse
читать дальше

Алое на белом - рабочее название для цикла о Перекрестке
читать дальше

Тексты о мире
Учтите, что концепции менялись по мере жизни мира :) Можно сравнивать и смеяться
читать дальше

Иллюстрации
читать дальше

Фотосеты
читать дальше

Если я что-то забыл/потерял - укажите!
запись создана: 16.04.2010 в 01:03

@темы: Элларэ, Проза, Перекресток, НеСтихи

03:09 

M/T

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Ты меня никогда не забудешь,
Ты меня никогда не увидишь.

(с)Юнона и Авось


Ветер с моря сорвал с темно-рыжих волос полупрозрачное покрывало и унес с собой, играя с ним в синей вышине. Солнце и не думало садиться в волны, до заката были еще долгие часы, как и до отплытия корабля. Женщина прикрыла глаза рукой, спасая их от несущегося с ветром песка с далекого пляжа. Она и сама не знала, что ищет здесь - ушедшего в вечную ночь того, кого звала братом, или, быть может, тень того, кого когда-то любила. Она навсегда запомнила его последний взгляд - полный боли и отчаянья. И готовности сделать последний шаг - в огонь и вечность, в исполненный долг и далекие земли за краем моря. Но ей снова и снова...

Уходи, милая. Видишь, корабль стоит у причала? Он ждет тебя, уплывай. Там тебе будет лучше, рядом с amme, рядом с нашим народом. Наше время ушло, милая, нашего Дома больше нет, нашей страны больше нет. Слышишь, там, в нашей крепости, лишь ветер и разрушения. Ты все еще любишь этот край, милая? Уходи, прошу, уходи!

Она вздрогнула, поправляя плащ на плечах. Холодало, ветер нес с Запада будущую зиму. Последнюю зиму этой земли, последнюю зиму для многих, кого совсем скоро корабли унесут в Вечный дом за моря. Она вспомнила зимы дома, в том, только ее и его, доме - пушистый снег на рыжих растрепавшихся косах, широкие улыбки на покрасневших лицах, снежки и танцы с метелью. Весной там снегом опадали яблони, зимой - небо. И только одну зиму обратили в огненное пекло и безумие. Только одну... зиму.

Видишь, милая, как упала наша звезда? Помни, милая, жди - я обещаю вернуться. Я всегда обещаю вернуться. Я всегда возвращаюсь.
Даже с Севера, помнишь? Даже оттуда - я возвращаюсь. И не может быть Владыка Судеб страшнее, чем наш общий Враг. Не может.
Я вернусь.

@темы: Дом Пламени, Проза

22:34 

3+13

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
В этом городе живет небо,
Небу триста лет, оно устало

(с)Ночные Снайперы


Здесь царит ветер, он забирается под ткань рубашки и играет с шарфом, украшающим тонкую шею. Он криво улыбается, ловя глазами удивительно теплый взгляд своего спутника - логика сотайчо... поразила, но делать нечего, и пара капитанов подобралась очень внезапная. А Пустых нет, конечно, лучше бы и их и дальше не было - и проблем меньше, и отчет короче, но это в целом мало реально, увы.
Ветер ерошит короткие светлые волосы, кидая пряди в глаза, что уже даже перестало раздражать, хотя и бесило в начале. Ветер... ветер ли?

- А лис можно приручить?
- У некоторых получается, - легкая мечтательность в неизменном выражении лица, для смены маски нужна лишь короткая мысль, и воспоминание о пышных рыжих волосах. Да, можно, хотя кто сказал, что навсегда?

- Говорят, там была фраза: "Хотя я никогда не увидел твоих глаза". Какого цвета у вас глаза?
Улыбка, чуть теплее, чем всегда и поворот, широко распахивая глаза цвета бирюзы и... неба, совсем другого, не здешнего неба. Здесь оно... серо-стальное, как сталь меча, или светлое, как его волосы.

- Я жалею, что традиции не позволяют здесь то, что я хочу.
- Что же? - легкое удивление.
- Поцеловать вас.
- Традиции? О чем вы? - дыхание на коже и холодные губы, казалось, на мгновение...

- Aishiteru.
- Я всегда пытался понять эту фразу, - будто бы невзначай, в пол-оборота. Да, всегда. Ломая тех, кто пытался приручить, смеясь принимая признания - просто понять то, что, кажется, не дано. Ведь не может быть "эта ваша Любовь" исследовательским интересом к безумно верному мальчишке, обволакивающим теплом любящей сакэ красавицы или... тонким и хрупким касанием ледяных пальцев того, кто сейчас стоит рядом и в чьих длинных и не менее светлых волосах путается ветер.

@темы: Ух ты ж бл...ич, Проза, В этом городе живет небо, Цена за душу

02:57 

Смерть

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Стрелок, что спешит меж молний, вскачь за мишенью, хоть сам - мишень
(с)М.Щербаков

Как это... внезапно - осколки на солнце так похожи на лепестки Сенбонзакуры, разве что у тех цвет другой, не стальной, как у... Шинсо. Того, что было Шинсо, быстрым, как сам свет, сейчас отраженный в нем. Опустевшая рукоять падает на землю, нет уже смысла ее сжимать, но он не меняет выражение лица - прищур сквозь серебристую челку, неизменная улыбка. Он знает - мгновение, может, несколько минут, и эти осколки-лезвия будут залиты не светом, а его кровью. Как там, тот, чей банкай уничтожен, уже не жилец? Что ж, в-о-с-х-и-т-и-т-е-л-ь-н-о, осталось под конец жизни выбесить до конца своего убийцу.
Он никого никогда не любил - это такое...глупое и скучное чувство. Все всегда было глупо и скучно - Руконгай, Готэй, Уэко Мундо. Он бежал от этого без оглядки... и снова вляпывался в теже глупость и скуку, раз за разом, шаг за шагом по тонкой грани между жизнью и смертью. Благостные на первый взгляд шинигами, грызущие друг другу глотки арранкары, люди, пешки в чужой игре... те же там же - глупость и скука.
Кажется,весь этот мир существовал только для того, чтобы ему одному не было скучно, и не выполнил этого. Что ж, не существуй. Или существуй, вперед, его все равно ждет Ад - ему кажется, он уже видит украшенные скелетами ворота...

Из-под ресниц на мгновение сверкнуло сине-зеленым, улыбка Ичимару Гина стала чуть шире...
Капли крови, окрасившие осколками разбитое лезвие, были цвета заката. Заката над Сейрейтеем.

Образ осыпающегося осколками банкая Шинсо меня не отпускает, гр. Хотя ангст про Гина - это редкостная трава, да.

@темы: Проза, Ух ты ж бл...ич

11:15 

Донна Амира

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Золотая роза Каркассона - на платье ее тоже розы, золотые розы на тонком шелка. В ее улыбке тайна душных испанских ночей, столь подходящая к ее смуглой коже. Донна Амира, не красавица, но мало кто забудет ее, если был в Каркассоне. Совершенно не похожая на виконта, которого зовет братом, почти противоположность спокойно виконтессе. Умна, что тут говорить, Добрые Люди говорили с ней - она отвечала и цитировала Писание. Впрочем, это еще не значит, что они не нравятся ей - донна Амира умеет выбирать.

Когда под родной стеной чужие флаги ничего не остается - не меч держать этим рукам, а шитье. Не камень, а книгу. Но кто-то из тех, что беседовали с ней, упоминали, что у души нет пола, а женщина могла быть когда-то мужчиной. Донна Амира хорошо запомнила эти слова, и если не спасти брата, то спасти хотя бы Каркассон.

Золотая роза Каркассона - тонкий алый шелк, на нем не видно крови. Крови? Нет, не будет крови - ее крови - на платье.

@темы: Золотая роза Каркассона, Игры в которые играют люди, Проза

10:56 

Спи...

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Думаешь, тебя я предал, уходя?
(с)Альвар


Спи, мальчик. Спи, пока можешь спокойно спать. И, хотя знаю, что ты не услышишь, - не ищи, даже не пробуй. Ты же помнишь скорость Шинсо, увы, не успеешь поставить блок. Когда-нибудь, может быть, мы встретимся снова, и я даже верю, что ты не удержишься от вопросов. Смешно... и, акан~на, но боюсь, что привычная ложь будет правдивее истины. Помнишь, я говорил тебе, что мне сложно не улыбаться под чьи-то взглядом? Правду говорить в слух мне не менее сложно, когда я знаю, что меня слышат. Эти проклятые маски, Изу~уру, наверное я этакая версия на тему Пустого и должен быть не здесь, а... а, к черту, потом. Совершенно потом.
Спи, Изуру, спи и не слушай. Как бы я хотел, чтобы ты меня ненавидел и мечтал о моей крови на своем мече. Да, это глупо, все равно ты не смог бы меня победить, но... тебе было бы легче. Может быть. Когда-нибудь. И... знаешь, любому дикому зверю в любую зимнюю ночь точно так же нужно... А, забудь, просто:
Sayonara. И gomen ne.

Графонаство по Бличу затягивает, в черновиках висит очень внезапный (!) Айзенгин.
Графомань эта, как и прошлая, посвящается, а там сам поймет, кому и почему.

@темы: Проза, Ух ты ж бл...ич

03:48 

Тепло для Лиса

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Знаешь, здесь, в Уэко, не цветет закат, и вот это в самом деле жаль
(с)Альвар


Солнца садится куда-то за границы Руконгая, его мягкие лучи окрашивают золотым и кровавым травы, раскинувшиеся вдалеке дома и воды реки, тихо плескающейся в низких берегах. Когда-то у этой же реки двое руконгайских детей искали спасения от жары и жажды, а лет этак на сто позже уже другие дети хоронили своих друзей. Теперь все они - офицеры Готэй-13, давно покинувшие далекие от Сейрейтея кварталы Руконгая. Но редко кто из них возвращался туда, где провел детство.
Даже солнечное золото не способно победить природное серебро, отразившиеся в имени капитана третьего отряда. Он не отрывал взгляда от светила, уходящего на ночной покой, и золотисто-кровавый отблеск тонул в морской волне широко открытых глаз точно так же. как и в воде. Здесь было... спокойно, как никогда не бывало в Сейрейтей. И здесь Ичимару Гин мог позволить себе прижаться щекой к ладони собственного лейтенанта, не щуриться... и не улыбаться, хотя Изуру вряд ли видел это. Кажется, он хорошо запомнил, что... "мне сложно не улыбаться, когда на меня смотрят", а может тоже был заворожен закатом.
Гин закрыл глаза, чуть меняя положение головы. Он чувствовал себя разомлевшим котом, подобное состояние нормальной лисы ему представлялось весьма с трудом. Еще только за ухом почесать, и сознание совсем уплывет куда-то, подчиняясь солнцу, теплу и неожиданному покою. Ведь сколько бы капитан третьего отряда Ичимару Гин не играл в собственные маски, иногда он с силой бил их об пол, пытаясь найти там, в осколках, того, что мог бы назвать собой. Что-то похожее периодически находилось, и это что-то до отчаянья нуждалось... нет, не в привычном для Гина развеивания скуки, а в... тепле?!


Хулиганство, по мотивам отогрыша и вообще Блич-ням-ням-мозг.
Картинка в настроение миниатюры, а не в сюжет, ага. Вообще это я опять распространяю слюхи палю Гина по всем фронтам %)))

PS: никто не возьмется сделать несколько аватарок, кстати? Арты и текст подберу.

@темы: Проза, Ух ты ж бл...ич

02:26 

Кровавые маки на снегу.

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Шел я по Ильинке, думал тему воскресной встречи, на которую не попадаю, но, может, поучаствую виртуально, и пришла в мою голову метафора "слова маками поля по весне, кровавым цветом покрылся снег". Случился вынос мозга и в итоге я таки смог хотя бы частично восстановить тот стройный и красивый текст, что был в моей голове тогда :( Да, я знаю, что от темы в итоге улетел в дебри, но... боже мой, уйди из моей головы, Север!

Нам всегда казалось, что мы такие храбрые, сильные и непобедимые. Нам всегда казалось - мы выиграли все свои войны, победив лишь в битвах. Только сквозь годы и прозрачный лед я все еще вижу эти глаза - навсегда потухшие, но сохранившие в себе гордость и веру, и эти усмешки, в которых жило превосходство. Мы выиграли ту битву - их город разрушен, они уничтожены и рассеяны по этим бескрайним равнинам. Но мы проиграли войну. Мы приходим сюда и не верим, что здесь, среди вечных ветров и снегов расцветали города, тянувшие к прозрачным небесам витые башни, танцевали клинки, высеченные из этих стальных волн, и звездами сияли камни на роскошных платьях прекрасных женщин. Теперь здесь только крик полярной совы да вой волков. А они говорили, что сами - дети волчицы. А они на свои флаги возвели черного ворона, птицу мудрости и смерти, птицу ветра. А они...
Как поля в далеком Гэлиэрне по весне покрываются маками, так кровавым цветом расцвели снега. Как звезды разбиваются, падая оземь, так в осколки обратились прозрачные стены города, который они сами называли своей "звездой". Будто хрупкие сосульки сыпались изящные башни из темного камня. Но за каждый шаг по улице, за каждую колонну и оконный проем, за каждое тело шел бой - нас было больше, мы были сильнее, но на каждого из нас приходилось по множеству мелких стычек. Не было тех, кто вернулся из этой битвы без ран, - острые клинки были в руках наших противников, клинки из ветра и льда. Да что клинки! В сердца их женщин, тех из них, что не взяли в руки оружие, вселился в бес - они направляли руки с острыми шпильками в горла наших бойцов, вгрызались зубами им в кожу и заставляли их раздирать в кровь руки об острые камни, вшитые в одежду. А над городом раздавался плач - они говорили, что танцуют с духами, а теперь те оплакивали их гибель, как плакальщицы с далекого Востока, и этот плач обращал в камень наши сердца и души. И в него вплетался вой волков - на улицах, покрытых расплавленным горячей кровью снегом, сражались не только те, кто назвался волками, но и те, кто всегда ими был. Но мы были сильнее.
Как страшно - мы снова приходим сюда и не видим ничего. Обветренные скалы, бескрайние снега, скрюченные деревья или же хрупкие и острые травы летом. Тишина, покой, земля одиночества. Кажется, мы просто не умеем видеть. Мы никогда не увидим здесь то, что видели они.
Для них эта земля была звенящей и хрупкой, будто хрусталь. Она по весне покрывалась ковром из разноцветных пахучих трав, а зимой здесь танцевали ветер и снег. Звонкая далекая земля... как там в той сгоревшей рукописи? Кажется, Erde.

@темы: Проза, Север, такой Север, Элларэ

15:43 

Лисица

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Главная героиня не представилась, хотя я, кажется, знаю, что это за девушка. Хм...

Тишина... мой дом окутала тишина, будто тонкий шелк укутал прекрасный девичий стан. Хотя зачем я зову эти странные земли ветра и снега своим домом? Мой дом там, далеко, где среди высокогорных сосен прячется Небом забытый храм, у давно разрушенных ворот которого на вечной страже стоят воины с лисьими головами. Когда-то всех нас эти глупые люди изображали так - одеяния, достойные императоров, и пушистые ушки и хвосты, изящные линии мордочек, шелковистая шерстка. Мы, лисы. Мы, те, кто выше всех этих людей.
Я вдыхаю воздух, врывающийся через открыто окно. Холодный, полный дождем, забирающийся под кожу и тончайшую ткань ночной рубашки. Как все таки все это странно - я никогда не была на Родине, никогда не поднималась по истертым ступенькам в тот храм, но помню его до мельчайших деталей, до изящнейшей росписи на ширме в дальней из комнат, до каждой золотой шпильки и вышитой юбке в резных сундуках. Я не помню и не знаю, как оказалась в этой стране, и почему никогда не вижу солнца, будто оно здесь не живет или боится меня. Меня, юную лисицу!
Коснусь медной подвески на шнурке, которую я никогда не снимаю, - она повторяет фигурку нэцке, лисица в шелковом кимоно. Возможно, в ней кроется ответ. Возможно. Но, о Небо, как же я все-таки... голодна.

@темы: Проза

03:12 

Магистр

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Чернь говорила, что во всем мире не было женщины, богаче, чем она. А она лишь смеялась, поправляя золотое ожерелье с лазуритами. Она любила их - лазуриты, сапфиры, синие агаты... Камни цвета Неба были ее страстью. Все они, все, до последнего, должны были принадлежать ей и только ей. Само Небо выбрало ее и одарило ее своей милостью, и камни его должны быть ее. В его глазах жило Небо, вечное и синее. В его глазах, в его магии, в его цвете. Синий, сапфировый. И чужой, не ее. Проклятье, о Небо, зачем? За что? Она смеялась ему в лицо, она говорила что-то о Небе и о том, что говорит Небо. она знала, что он в западне и ему не уйти. Отец и сын - как все-таки они были похожи, вода и огонь. Гордые до невозможности, с острым языком и полным презрения и ненависти взглядом... Поникшие духом, перевернутые вверх дном - белым серебром по плечами, черным шелком по глазницам. А в ее руках - огонь, а ее нынче все сапфиры этого мира.

Сильные мира сего говорили, что нет женщины могущественней, чем она, а она в тишине ночной слышала, как вновь и вновь тихо падает лепесток на гладь воды и сжимала кулаки. Она ненавидела розы всем своим естеством, эти одуряющие пахнущие роскошные цветы казались ей только рассадниками головной боли и ненависти. Они виделись один раз - королева в алом и золоте и вырвавшаяся к власти девчонка, любящая камни цвета Неба. Они виделись один раз для того, чтобы одна отдала, а вторая вернула. Хотя, конечно, отданное не было забранным, а вернувшееся не напоминало потерянное. Впрочем, здесь уместен был бы мужской род. И, проклятье, даже этот эльф был бессмертен, а она... она...

Братья ее говорил, что нет женщины важнее, чем она, а она все глубже уходила в легенды мира, ища и вымарывая, будто ошибки в тетради ученика школы, все упоминания о древних королевах. Они были прекраснее, чем она, могущественнее, чем она, и важнее для мира, чем она. Она ненавидела их за это, и ненависть заставляла кидать в огонь все новые и новые свитки и книги. Гори, гори, уничтоженная история, нечего тебе жить!

О ней говорили, что она безумна. Она улыбалась, затаив обиду.
Ей кидали во след проклятья те, кто когда-то задевал ее. Она смеялась, упиваясь могуществом.
О ней шептались, что она не человек, она утверждала, что Небо стоит за ней.
Ее назвали "каплей осени", а называли - Магистр Лия.

Я давно обещал это одному эльфийскому раздолбаю хорошему человеку.
Вообще что-то пришла она ко мне в ночи, сам удивлен. Страшная женщина, страшная...

@темы: Проза, Элларэ

01:45 

Девушка с письмами

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
С героиней не знаком, навеяно пробегавшим во френдленте текстом.

Она часто писала письма и отправляла их в никуда, эти письма, она в это верила, попадали в руки своих адресатов. Она любила делать писать их глубокой ночью или, наоборот, сияющим днем, сидя за столиком в маленьком уличном кафе, сжимая в руках чашку с крепким эспрессо, увенчанным короной взбитых сливок. Она любила этот контраст между кофе и сливками, между черным и белым, днем и ночью. Точно так же она любила тишину и вплетающийся в волосы ветер. Ей казалось, что он иногда гладит ее по голове, но чаще, конечно же, танцует, по осени - вальс, а по весне - что-то еще, изящное и простое, правда, она не очень разбиралась в танцах и не могла знать названия.

А еще она любила свой Город, город ночных огней и пустых переулков, город стекла и пустых старинных домов. Она часто под вечер уходила, чтобы вернуться только под утро и всю ночь гулять с Городом под руку, как с единственным ее любовником. Единственным постоянным любовником - в ее холостяцкой квартире периодически появлялись чьи-то чужие вещи, но... она забывала их лица и имена, этих мальчишек и девчонок, бывших с ней, на следующий день после расставания. Она не видела смысла хранить эту информацию, но хранила старые фотографии и засушенные цветы, сорванные с клумб ее Города.

В ее квартире рисунков было больше, чем книг, а книг больше, чем жизненного пространства - она слишком редко бывала дома, чтобы считать, будто для жизни нужно больше, чем маленькая кухня и ноутбук. На его рабочем столе всегда стояла фотография моря - она была влюблена в море, в то вечное северное море, которое никогда не видела, но о котором ей так часто приходили ответы из ниоткуда.

Это ее вечное, больное, ниоткуда - она и сама не знала тех, кто ей пишет. Буквы складывались в слова, слова - в предложения, а предложения - в письма. Она писала их на линованных страницах из блока, рисуя на полях цветы и девичьи лица. Наверное, там, на другой стороне адреса, улыбались, беря их в руки. И писали, писали в ответ то, что она прочитает и сожжет. Она не хранила старые письма, считая, что это не правильно. Письма должны лететь или гореть, как казалось ей.

Она исправно каждое утро приходила, опускала письмо и мягко закрывала за собой дверь почтового отделения.
Чтобы когда-нибудь не придти, не опустить и не закрыть. Что будет там, на той стороне?

@темы: Проза, Этот Город совсем не похож на Химринг

12:34 

День Победы

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Старенькое радио в богом забытом местечке под Берлином чихнуло, зашуршало и все-таки дало трансляцию. Рядом с ним кто на полу, кто на чем-то больше приспособленном под сидение, собрались все рядовые и офицеры расквартированной здесь роты. Англичане, пехота. А за окном разливался май, и ветер нес издали запахи цветов. Где-то еще были цветы, куда-то уже пришла весна. Восьмое мая, сорок пятый год.
Бьющее в виски слово: "Победа". Безумное ощущение: "выжил". Несуществующая радость: "вернусь". И надежда на то, что еще есть к кому возвращаться. Что где-то там, за тысячи километров земли и моря, расцвела яблоня у отцовского дома, и они вместе с матерью слушают ту же трансляцию, и где-то в другом местечке другой страны расквартированный рядовой тоже стремиться домой. Отец. Мать. Брат. Живы?


Вообще, это по мою душу пришел тот, кто был затронут событиями середины прошлого века. Думаю, не сложно догадаться об имени.

И, да, всех с Днем Победы!
Хотя я очень не хотел это писать - не тот, ИМХО, это праздник, где нужны громкие слова.

@музыка: Максим Леонидов - Где ж ты мой сад?

@темы: Бар на окраине, дикое время..., Проза, Флешмобами полнится земля

22:46 

о_О""

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Некотоым людям хочеться подарить мозг.
В коробочке с бантиком сверху, в красивой упаковке.

Нет, я знаю, что эти тексты, мягко скажем, не относятся к моему "осознанному" творчество и не страдают художественной ценностью, как. впрочем, и большинство выложенного на том аккаунте на СамИздате.
Но только мне кажется, что мозга у моего собеседника не очень есть? оО""
Смотреть дискуссию тут

Начиная с Саурона, не снимающего доспехов никогда и имеющего облик орка.
Тут даже не я, тут кто-то Профессора невнимательно читал.

@темы: о______О, Проза

00:56 

Она запомнила их всех

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Она запомнила их всех. Таких разных, таких похожих, таких... ставших почти родными. Она запомнила их всех.
Старший из пятерки, импульсивный и быстрый, не умеющий и не знающий, как остановиться. И зачем вообще останавливаться. Ему бы быть Огнем, сжигающим все, но Огонь не выбирает таких - и ему в руки дался Ветер. Но, увы, сильная сторона старшего не в волшебных словах, а в быстроте его меча и мысли. И в последней битве его силы не хватило.
Второй - спокойный и мягкий, будто весенние травы. У него были теплые руки и улыбающиеся глаза, заплетенные в косички волосы и простая, часто кое-где испачканная, одежда. Лекарь. Травник. Владетель силы Земли, дарующей ему все, что он знал и умел. Он умер легко и быстро, ни на шаг не оставляя тех, кому нужна была помощь. Он умер рядом с братом.
За третьим в детстве был нужен глаз да глаз - быстрый ум и неуемный характер бросали его в многочисленные переделки. Хорошо сложенный и одаренный, он рано стал пользоваться женским внимание, но и быстро выбрал себе невесту (что, впрочем, ему далеко не всегда мешало). А вот с воинским искусством у него было плохо - куда держать меч тому, чьим рукам повинуются и арфа, и гитара? Менестрель и поэт, а не воин, маг водной стихии. Ему повезло не погибнуть. Повезло ли, если пред тем он прошел через круг проклятья?
А последних никто никогда не делил, как бы они не были несхожи лицом. Старший из них - светловолос и светлоглаз был похож на сына Север и так же спокоен и сдержан, младший же не умел сидеть на месте, горя каким-то собственным внутренним светом. Они никогда не расставались, противоположные вроде бы друг другу Воздух и Земля, даже в смерти - конь принес их на родную землю, дабы оба брата упали на руки последнему оставшемуся в живых.
Она запомнила их всех. Воздух, Земля, Вода и породивших их Огонь. Пара Огней, ее владыка и ее учитель. Ушедшие первыми, погасшие первыми. Но... она запомнила их всех, до мельчайших деталей сохранила в своем сердце, и ни разу не обернулась, уводя коня от того, кого, кажется, все же любила. Она знала, что не вернется. Знала, что им не быть вместе. Знала, что...
Правда, через много лет она все же считала, что ошиблась, прижимаясь лбом к холодному мрамору и сдерживая беззвучные слезы, пытающиеся скатиться по щекам. Там, в саду под галерей он чуть слышно перебирал струны. Петь, казалось, он разучился.

@темы: Перекресток, Проза

22:17 

Сэйлин и гибель Государя

[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Несколько коротких зарисовок про мать Алэндила Арласа и про войну с Севером.

Seylin

Три женщины

Конец

Вопросы вполне допустимы :)

@темы: Элларэ, Проза

The City of Chains

главная