Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
13:02 

О том, как можно бить людей лицом в стол

@Seighin
[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Еще один текст, где никто ничего не поймет, кроме того, что Леандрос пришибленный на голову.
Тут есть о нем еще чуть-чуть.


Очень хотелось запустить руку в растрепанные и похожие на перья темные волосы, крепко сжать и с силой ударить это резное, чем-то неуловимо красивое, лицо об мраморную столешницу. Очень. С тех самых пор, как Аристайос вошел в шатер, где содержался важный пленник из Львов. Пленника там, конечно же, уже не было, но за то, каким он оставил свою охрану, при встрече заслужил смерть.
Тело безвольно повисло у столба. Веревка за ночь впилась в кожу, оставляя узкие следы. Упавшие волосы скрывали лицо, но Аристайосу не нужно было его видеть, чтобы знать, кто это. Его младший брат Иолаос явно замерз. Он подтянул под себя ноги, но это отчаянное желание согреться и прикрыться не скрывало ни пятен от отпечатков чужих пальцев на бедрах, ни подсохших следов из смести алого и белого. Украсть чужую девственность до посвящения. Украсть ее силой, и сбежать, раствориться в ночи…
Если бы тогда у Аристайоса была возможность найти Леандроса Леониада – он убил бы его не задумываясь. Хорошая вышла бы смерть для героя – от руки разъяренного старшего брата жертвы насилия. Но тогда возможности не было.
А сейчас нельзя было убить. И Леандрос Леониад сидел перед ним, закинув ногу на ногу, и переводил взгляд с лица на лицо. Глаза у него были вкрадчивые, а усмешка острой - тогда, в плену, Аристайос особо не приглядывался к львиному герою. Сейчас разглядел. Ударить лицом об мраморную столешницу захотелось еще сильнее. Но – нельзя.
- Радуйся, Леандрос Леониад! – удержал голос от ноток раздражения.
- И вам того же, - «лев» поймал его взгляд. Показалось, что воздух между ними рассек выстрел легионского крейсера. Первый легионер, герой, один из ведущих умов среди своих братьев и сестер – и «этот лев», как его между собой называли среди Орлов, если называли. Человек, попавший в плен после тарана новейшего образца техники на простенькой «колеснице», и оставшийся после этого жив. Безумец. – Не сказать, что я ждал «орлов» в своем доме.
- Мы пришли, чтобы пригласить тебя для участия в… - Аристайос усмехнулся, - исследовании, - из рук в руки он передал самый общий из возможных чертежей проекта. Вряд ли Леандрос Леониад сможет там что-нибудь понять, хотя кто его знает… Да и нет там на самом деле ничего. Так, яркая завлекательная картинка, никаких уточнений. Но изучал чертеж «лев» с большим интересом и явной сосредоточенностью. Без усмешки черты его лица смягчились.
- То есть… вы дадите ему залезть в мою голову? – еще один пойманный взгляд. Умно. Он был более низкого мнения о львином герое. Вряд ли кто-то другой понял бы хотя бы это.
- Типа того, - Аристайос пожал плечами. Леандрос широко улыбнулся.
- Занятно. Но разве среди ваших собственных птичек недостаточно умеющих сесть за штурвал и очистить голову?
- Нам нужен пилот. Пилот, который умеет летать, - вкрадчиво добавил Аристайос. Он бы и сам сел в кабину экспериментальной модели, да только положение обязывает руководить процессом, а не иметь высокие шансы разбиться, сойти с ума или разбиться и сойти с ума одновременно. Среди его братьев и сестер, что легионеров, что нет, не так много пилотов, которые умеют отключить автоматику и лететь на навыках и чутье. И, прокляни его Богиня, Леандрос Леониад был именно таким. И собой. Он все-таки ударит его лицом о столешницу.
После того, как получит подпись в контракт. Только после этого.
- Воот как, - протянул «лев», откидываясь на стуле. Он явно что-то взвешивал внутри себя. Или нет. Абсолютно нечитаемое лицо, да что же это такое! – Контракт-то прочитать дадите, или только сразу подпись, клятву о неразглашении и прочие ваши орлиные бла-бла?

Не удержался. Когда спутники ушли, Аристайос резко схватился таки за похожие на перья волосы, заставляя Леандроса Леониада откинуть голову. Это должно быть очень больно. Очень.
- Ты помнишь, лев, как прохлаждался в нашем плену? Помнишь юношу, приставленного к тебе? – поморщился. То ли от боли, то ли от воспоминаний. Первая явная эмоция на его лице, супротив мерзкой усмешки. Но… ничего не ответил. – Вижу – помнишь. Знаешь, что делают среди детей Орла с насильниками? Он мой младший брат, ублюдок! – вместо страха Леандрос Леониад, явно сквозь боль, усмехнулся. Аристайос почти скрипнул зубами, когда впечатал это проклятое лицо в мрамор столешницы. Послышался хруст. Хоть бы он что-нибудь себе сломал, пожалуйста, Отец и Богиня! Главное не висок, конечно, хотя медики вылечат, не голову же отрезали. – Впрочем, контракт, какая жалость, - он резко развернулся и вышел, беря себя в руки. Он был в своем праве, в отличие от Леандроса Леониада.
Аристайос не видел, как Леандрос выпрямился, зажимая рукой идущую носом кровь. Капли падали на светлый мрамор. Кажется, сломал. Не важно.
Он улыбался. Этот орел все равно ничего не понимал.
Младший брат, вот как.

lain iwakura, которая будет пробегать мимо, бета мимими? :beg:

@темы: Проза, Gaya

URL
Комментарии
2015-04-06 в 13:18 

.JayBird.
We're not in Wonderland anymore Alice
и только выложила)

2015-04-06 в 13:23 

@Seighin
[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
.Silence of Space., я давно хотела, лежал в черновиках :-D

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

The City of Chains

главная