@Seighin
[20-smth-Wonder] [私はDaegredです]
Ну и коль все равно фотографии с мартиновки, то повешу и неслучившейся отчет Арианны.
Та игра получилась для меня игрой в грань между государством и семьей. Арианна оказалась где-то между Серсей Ланнистер и Аргеллой Дюрандонн. И, возможно, самую капельку - Рейнирой Таргариен. Арианна была готова до конца не верить в то, что в убийствах виноват Визерис - пожалуйста, Матерь, кто угодно, только не Визерис! - но с честью приняла дар. Рейгар Таргариен по сути подарил ей жизнь своего брата - за Дорана и Оберина, за Дорн, за... ее саму. Это сложно, но эта история до сих пор кажется мне недостойной никаких слов.
Две истории есть у меня в ПЛиО - история Арианны (и Визериса) и история принцессы-и-королевы Рейнис. Обе они, удивительно, живут под одним тэгом The Rebel Princess

Я не написала отчета тогда, но на самом деле затаила два черновика. Вот они и прячуться под катом, невычитанные и оборванные, но какие уж есть.
И цитата, конечно же, божественная цитата из оригинала.
I was a foolish willful girl, playing at the game of thrones like a drunkard rolling dice(с)

Год назад я могла бить посуду и утверждать: "отец, ты не посмеешь, нет, они убийцы!". Он терпеливо ждал - о, Матерь, он всегда ждал! - что ответить коротко и резко. "Даже если бы тебе пришлось быть со всеми их драконами, ты сделаешь это - ради Дорна". Он говорил о людях, потерявших дом, о сиротах, о сожженных садах... и я упала на колени перед ним, обнимая их. Кажется, он морщился от боли, о как я была эгоистична, но все равно гладил меня по растрепавшимся волосам. "Ты все еще моя маленькая девочка, Арианна". И я почему-то улыбалась сквозь слезы.
Каждый из нас платит свою цену. Дорн свою заплатил, пусть его ценой стала я. Что ж... "непреклонные, несгибаемые, несдающиеся", да? Вступая в морские волны, я сияла всей красотой дорнийского солнца - и не спускала глаз с этого валирийского принца, не склоняла головы. Зачем им там, в Валирии, нужна слабая женщина как те, кто живет за горами? Я видела кривизну его губ, и мне было больно от этого. Мое сердце свободно, но
кого ждал ты, Визерис Таргариен?
Мне больно. Мне больно, потому что так много мужчин кидались мне в ноги и были готовы перевернуть мир ради меня, но тот, кому волей Матери Ройны отдана моя рука, ищет во мне кого-то другого и кривит губы на все, что мне так дорого. Я хотела бы добиться его любви - искусством ли постельных утех, подарками ли, заботой о нем... Я рада, что принц Рейгар Таргариен, кажется, понимает о чем я, когда пишу ему: "простите, помогите мне, я хотела бы сделать...". Этот венец - прекрасен. Я надеюсь, он оценил его.
Месяц назад я могла быть слабой.
Больше не могу.

У Нимерии II Дорнийской глаза цвета асшайских аметистов – лиловые, яркие, как у ее отца. Нимерия никогда его не знала, но знала все, что говорила о нем мать – что он был драконьим всадником, что был красив как сын Богини и, на самом деле, хорошим, но запутавшимся человеком. Нимерия не понимала, почему мать говорила о нем именно так. Визерис Таргариен погиб вскоре после ее рождения. Ее и ее брата.
У Эйриона Дорнийского в глазах грозовое небо и вдовий пик – если бы не пепельно-золотистые волосы валирийца, он был бы безумно похож на своего дядю. Его, впрочем, как и отца, Эйрион никогда не знал – Оберин Мартелл погиб задолго до его рождения. Отца он хотя бы видел, пусть это и осталось всего лишь смутным воспоминанием в его голове – красивое лицо, обрамленное серебристыми волосами, со злым изгибом тонких губ. Почему, Визерис Таргариен, почему? Эйрион слышал от матери, что отец предал их – нет, не их, ее саму. Кажется, она любила его – как еще объяснить то, что правящая принцесса так и не вышла замуж после смерти своего мужа? Смерти ли? Известно, что Визерис Таргариен умер от лихорадки. Говорят, ее вызвал яд. Таким ядом раньше пользовался Оберин Мартелл, но он был уже мертв. Мать никогда не рассказывала о тех временах.
Их можно было бы назвать близнецами, будь они хотя бы капельку больше похожи. На самом деле они были одним, и в юности Эйрион хотел даже просить у матери руки сестры – в земле их отца братья женились на сестрах, а Матерь Ройна взяла в мужья своего сына, почему же они не могут? Впрочем, мать строила на них какие-то свои планы – в них были замешаны император Валирии, принцесса Дейнерис и королевство за горами. Королевство, чья волна накрыла Вестерос и разбилась об алые горы Дорна.
Благодарите Матерью Ройну, что спокойна и уравновешенная Нимерия, так не схожая со своей царственной тезкой, родилась на несколько минут раньше, а ее брат – следом, держа сестру за ногу. У Эйриона злые глаза, и злые языки говорили, что похож он не только на дядю Оберина, но и на совсем другого человека – Темную Звезду Дейна.
У них два дракона и красные пустыни Дорна. Зима? Зачем крови ройнаров бояться зимы?

@темы: The Rebel Princess, Игры в которые играют люди